Главная » ЗДОРОВЬЕ » «Я простой хирург»: живая легенда мировой колопроктологии о себе и своей работе

«Я простой хирург»: живая легенда мировой колопроктологии о себе и своей работе

В начале июня отметила свой десятилетний юбилей «Российская школа колоректальной хирургии». В масштабном научном форуме принял участие основатель национального учебного центра Pelican Билл Хилд (BillHeald) – самый титулованный британский колопроктолог, который разработал и внедрил по всему миру принципиально новую методику оперативного лечения рака прямой кишки – тотальную мезоректумэктомию. Патриарх мировой колопроктологии дал Медновостям небольшое интервью.

Десять лет назад вы впервые приехали в Россию, где провели операцию, посмотреть на которую «вживую» собралось более двух тысяч человек. И этот момент стал рождением проекта РШКХ. Что изменилось с тех пор?

— С самого начала это была замечательная школа и практика для колопроктологов со всего мира. Школа постоянно развивается, и это замечательно. И, конечно, это достижение Петра Царькова (председателя РОКХ, директора Клиники колопроктологии и малоинвазивной хирургии Сеченовского университета) и его команды.

Колоректальный рак – очень хорошая модель для демонстрации того, как хирургическими методами можно добиться полного излечения пациента. В отличие от ряда других злокачественных образований, которые до сих пор остаются смертельными заболеваниями. И если правильно обучать специалистов, так, как это делает Российская школа колоректальной хирургии, то, благодаря хирургии можно будет достичь излечения двух третей пациентов.

А у кого училось старшее поколение хирургов?

— В молодости у меня был наставник, который говорил: «либо добейся максимального результата, либо не берись за операцию совсем. Ты должен быть уверен, что делаешь все настолько хорошо, насколько это вообще возможно». Я начинал хирургом общей практики, и экстренно оперировал мужчину, попавшего в дорожно-транспортное происшествие. Спасти его не удалось, и я никогда не забуду разговора с его женой. Она спросила: «как вы думаете, вы были подходящим хирургом для моего мужа?». И я ответил, что сам задаю себе этот вопрос с момента смерти пациента.

В том, что хирургия колоректального рака поднялась на такую высоту в большой степени Ваша заслуга. Ведь именно благодаря вашей методикетотальной мезоректумэктомии радикально снизилась частота рецидивирования рака прямой кишки.

— Конечно, я горжусь тем, что являюсь автором этой идеи. И я рад, что многие сегодня делают придуманную мною операцию лучше, чем я сам. Я вижу это на Российской школе колоректальной хирургии. А тогда, много лет назад я все время думал о причинах этих рецидивов, пытался понять, как ведет себя рак. И пришел к мысли, что лечение должно строиться согласно эмбриологии. Рак долго остается в пределах эмбриологического слоя – святого слоя колопроктологии. И эта идея даже масштабнее, чем я тогда себе представлял.

Но ваша история еще и пример того, как трудно доказывать свою правоту…

— В то время половина рака прорастала в тазовую область и даже в лучшей Королевской больнице много людей умирало от местного рецидива. И когда я рассказал о 137 клинических случаях с 3% рецидивов в клинике маленького городка, меня обвинили во лжи. В том, что я специально занижаю частоту рецидивирования у своих пациентов. А позже меня сильно унизили на конференции онкологов в США, когда признанный авторитет в этой области заявил: «никогда не верьте тем, кто говорит, что новая техника меняет ситуацию». Первыми поверили в новый метод в Швеции, где я начал проводить свои мастер-классы. И тотальная мезоректумэктомия быстро доказала свою эффективность в лечении рака прямой кишки.

Продвигать что-то новое, непривычное не просто и сейчас. Уже не первый год на этой конференции продолжается горячий спор по поводу необходимости выполнения латеральной лимфодиссекции при раке прямой кишки. Как вы относитесь к этой восточной методике, готов ли Запад принять ее?

— Споры между восточными и западными хирургами продолжаются на протяжении всей моей жизни. В спорах рождается истина, и хорошо, что мы все время обсуждаем такие моменты. Я считаю, что «восточный» подход можно использовать, но для определенной узкой группы пациентов – у которых наблюдается поражение лимфоузлов. Латеральная лимфодиссекция – тяжелая операция, которая может осложниться нарушениями функции дефекации. И западные хирурги убеждены, что для начальных стадий достаточно выполнения тотальной мезоректумэктомии. Но позиции постепенно сближаются. И, например, вчера Петр Царьков продемонстрировал прекрасную латеральную лимфодиссекцию. Он делает великолепную работу и старается излечить этим методом каждого пациента, которого возможно.

Но пока в западные гайдлайны эта методика не входит, насколько сложно применять ее хирургам, желающим развивать восточную технику? Для нашей страны такие вопросы тоже становятся актуальны, потому что на государственном уровне принят закон об обязательности следования клиническим рекомендациям.

— Такие законы есть не только в России, и для хирургов с каждым днем эта проблема становится все сложнее. Ограничения со стороны государства не благоприятствуют развитию хирургии. И правила, которые ужесточают условия работы, могут плохо повлиять на внедрение инновационных методик. Даже имея логическое обоснование такой операции, предлагая что-то новое, ты не можешь знать наверняка, что это поможет. А так как тебя ограничивают, ты вынужден делать то, что делали испокон веков, и не развиваться. Нас в таких ситуация спасает информированное согласие пациента, которое он может дать на использование новой методики.

И, конечно, такие сложные операции, как, например, латеральная лимфодиссекция должны выполняться в специализированных учреждениях, где для этого есть достаточно хорошо обученных хирургов.

А насколько вообще должно быть специализированным лечение колоректального рака?

— Я считаю, что в каждом округе, где проживает больше полумиллиона человек, должен быть свой колопроктологический центр. На территории, где поживает от четверти до полумиллиона человек, достаточно небольшого госпиталя, в котором есть колопроктологическая бригада. Большую часть колопроктологических операций желательно проводить здесь. Но определенные, очень редкие операции можно проводить только в небольшом числе специализированных отделений страны.

Вы прожили счастливую, но очень непростую жизнь. Никогда не появлялось мысли уйти из профессии?

— Нет. Было желание стать в этой профессии лучше. Многие не понимают, как я могу получать удовольствие, занимаясь колопроктологией, раком. Я простой хирург и всю жизнь следую своей идее, которую заложила в меня моя мама. Она была очень мудрой женщиной и сказала мне, что работа врачом – самый лучший способ прожить жизнь. Эта работа позволяет узнать людей, как никакая другая. Для меня операционная – самое счастливое место на земле. Я люблю анатомию и с удовольствием наблюдаю за операциями, каждый раз восхищаясь тем, какими нас создал Бог.

Вы верующий человек?

— Да, я верю в Бога. Человеческий организм настолько прекрасен, что он не мог бы возникнуть сам по себе.

Источник

Оставить комментарий

x

Проверьте также

Экономическое бремя болезней, связанных с ВПЧ, превысило в России 60 миллиардов рублей

Обнародованы результаты масштабного исследования экономического и социально-демографического бремени заболеваний, ассоциированных с вирусом папилломы человека (ВПЧ) ...