Главная » ТУДА-СЮДА » СПУСТИТЬСЯ, ЧТОБЫ ПОДНЯТЬСЯ

СПУСТИТЬСЯ, ЧТОБЫ ПОДНЯТЬСЯ

Зачем люди бегут в село?

Дауншифтинг… Мы теперь хорошо знаем это слово, звучащее, прямо сказать, не особо привлекательно.
Прямой перевод — «сдвиг вниз», но, на наш взгляд, точнее всего звучит такая незамысловатая формула – «переключение на низкую передачу».

Задолго до этого были и другие слова со схожим смыслом – например, эскапизм (от англ. escape – бегство, побег, уход от действительности). Эскапизм – это в первую очередь сомнение в целесообразности заведенного порядка жизни, попытка действовать вопреки общепринятым нормам.

Возможно, первыми эскапистами были известные древнегреческие философы Гераклит и Диоген. Первый в презрении к жителям Эфеса покинул город и жил в горах, питаясь травами.
Второй, после переоценки всех ценностей, которую ему присоветовал дельфийский оракул, вообще жил в бочке, и нередко среди бела дня бродил по людным местам со словами «Ищу Человека».

Позже появились и такие слова как «хиппи», дети цветов, которым было вообще наплевать на окружающую их действительность.
И вот появился дауншифтинг, со своим «отказом от чужих целей» и не лишенный даже некоторого психологического сдвига. Впрочем, сегодня уже понятно, что это уже не частное явление, не удел неких лузеров и недоумков, а вполне внятное явление, подхваченное вполне себе состоявшимися, адекватными людьми, некая альтернатива принятому большинством образу жизни, главенствующему последние десятилетия.

Особенно много дауншифтеров в Австралии, США и Великобритании. В Австралии сегодня их доля составляет не меньше четверти населения страны. У нас же, в России, их пока не так уж и много – 5-6%. Но, как говорится, лиха беда начало. Трудности в экономике, безработица среди молодежи – всё это наверняка усилит тягу к перемене мест. А главное – к перемене жизненных приоритетов.
“Кто мы? – пишет в своем блоге lena_kalugina. – Кто эти люди, что променяли городской комфорт на жизнь в селе? Это может показаться странным, но среди нас мало рождённых в деревне. В основной своей массе ушельцы — уроженцы городов. Коренные сельские жители по-прежнему ищут счастья в городах или всеми силами стремятся стать горожанами. У них свои резоны, они устали видеть контраст между жизнью вокруг и жизнью в телевизоре, где все красивые, богатые, ухоженные, чистенькие, бесконечно валяются на пляжах возле тёплых морей, а в промежутках валяют дурака в офисах.

Итак, дауншифтеры. Вот краткий статистические срез, полученный в Каначаке, где я прожила два года. Село примечательно тем, что из сотни жителей — примерно половина ушельцев.

Н., фельдшер, женщина в возрасте, за плечами — годы работы в городе на «скорой». Активная, энергичная, неутомимая. Приехала из города вслед за дочерью, и стала местным «ангелом в белом халате», единственным квалифицированным медиком, работающим по специальности.

Её дочь С., жизнерадостная молодая женщина, мать троих детей. Познакомилась с мужем В. на анастасиевском «слёте половинок». В. — инженер-строитель (очень полезная профессия на селе). Просторный добротный дом из бруса они построили сами несколько лет назад, потратив на стройку около двухсот тысяч рублей. Держат в тайге пасеку, в хозяйстве есть корова, лошадь, куры, сад-огород. Двое детишек родились в Каначаке, в домашних родах. Здоровенькие, развиваются прекрасно.

В целом анастасиевцы-ушельцы из тех, с кем я лично знакома в реальной жизни — милые, симпатичные, адекватные люди. И, что немаловажно, у них растут потрясающие детки — здоровые, раскрепощённые, любознательные, умненькие, не по возрасту развитые. Большинство таких детей рождены дома без всяких проблем, кроме «ювенальных»: почему-то в наше время родить ребёнка не в роддоме считается чуть ли не уголовным преступлением. По крайней мере, сложностей у родителей бывает достаточно.
Пожилая чета, пенсионеры П. Купили домик в селе, переехали в него из города, на покой. Живут тихо, размеренно. Держат несколько ульев, огород.

Семья Б. из Новокузнецка — муж, жена и сын-подросток, переехали уже при мне. Взяли два участка, всего получилось полгектара. Глава семьи — инженер, мастер на все руки, по совместительству местный «Шумахер» — автомеханик, владелец лифтованного УАЗа (весьма полезного на сельском бездорожье) и опытный участник ралли офф-роуд. За год построили дом, баню, хозпостройки. Дом выглядит внутри, как городская квартира, участок — хоть снимай для журналов. В хозяйстве несколько коров и птица. Люди трудолюбивые, общительные, с активной жизненной позицией, организаторы и вдохновители общественных инициатив по благоустройству села.
Семья из Белоруссии, молодой врач-педиатр О., мастер на все руки, с женой А. и двумя детьми. За лето поставил прекрасный дом. В хозяйстве коровы, козы, птица, лошадь, огород. С финансами хронические трудности, по очереди с женой ездят на заработки в Новосибирск.

И., молодая женщина, по специальности инженер. В прошлой жизни работала в городе, занималась строительством. Серьёзные неполадки со здоровьем заставили резко поменять образ жизни. Приехала в Каначак, стала изучать народную медицину, траволечение. Поставила себя на ноги сама. Каждое лето уходит в тайгу за травами, делает замечательные чаи и лечебные сборы. Преподаёт английский язык в местной школе.

Уроженка Новосибирска Т., прожила в Каначаке несколько лет. Каждое лето к ней приезжал гость из Германии Х., друг и единомышленник. Поженились, живут в селе.

Семья К., приехали из Лондона. Муж — уроженец Эстонии, жена — из Нижневартовска, оба приверженцы древнерусских традиций. В Англии прожили вместе несколько лет, планируя переезд на Алтай. Трое детей, двое младших рождены в домашних родах, здоровы и благополучны. Глава семьи прошёл курс обучения, имеет британский сертификат «домашней акушерки», дающий право на родовспоможение. Впервые в истории такой документ выдан мужчине. В хозяйстве корова, птица, лошадь, огород. Мать семейства ведёт в клубе занятия по шейпингу, совершенно бесплатные. Отец обучает деревенских мальчишек приёмам русской борьбы.
Один из ушельцев — настоящий поэт П., у которого есть изданная книга стихов. Он привёз с собой в село замечательную большую библиотеку и даёт почитать книги всем желающим. А ещё он устраивает в своём доме поэтические вечера.

Общая тенденция такова: как правило, когда кто-то из семьи переезжает в село, через некоторое время за ним тянутся родственники — кто в гости, а кто и на постоянное жительство. В основном, начинает молодое поколение, позже приезжают родители и бабушки-дедушки.

Итак, подходим к главному: зачем это нужно? Что ищут люди, оставляя городской комфорт и радикально изменяя свой образ жизни? Чего они хотят? Чего хотела я?
1. Чистый воздух. Одна из главных потребностей любого живого существа — чистая среда обитания. И воздух играет главную роль.
2. Чистая вода. Не менее важная потребность организма, большей частью состоящего из воды.
3. Чистая естественная пища. Топливо и строительный материал высокого качества для нормального функционирования и развития тела.
4. Следствие первых трёх: улучшение самочувствия, укрепление здоровья.
5. Собственный дом и земля. Возможность расширить жизненное пространство и обустроить по своему желанию, имея минимальные внешние ограничения. Вопреки устоявшимся мифам, ограничения всё же есть, ведь мы живём в правовом поле государства, по его законам, которые устанавливают рамки некоторых параметров нашей жизни, и этого не избежать.

6. Близость к природе, к естественной среде обитания. Созерцаем не угрюмые угловатые очертания городских построек, а мягкие гармоничные линии, красоту. Слушаем не рёв моторов, а щебет птиц и непередаваемо вкусную тишину. Темп и ритм жизни приближаются к природным. Нормальная жизнь для всего живого — это жизнь по Солнцу: вместе с ним встаём, вместе ложимся спать.
7. Минимальный информационный шум. Эфир не загрязняется вопреки нашей воле. Переехав в село, я осознанно и легко отказалась от телевизора, о чём нисколько не сожалею. Даже отсутствие в поле зрения рекламных плакатов, как оказалось, уже огромное благо.
8. Минимальное количество людей в ближайшем окружении. Сбылась мечта: вижу людей издалека и, преимущественно, за моим забором. Впускаю в расширенное (см. пункт 5) личное пространство только тех, кого хочу и когда хочу.

9. Минимальные затраты на жизнь. Это действительно так: на те деньги, которые доступны мне в селе, в городе прожить нереально. Отчасти из-за соблазнов и тотального промывания мозгов рекламой. Как настоящий дауншифтер, я перестала потреблять сверх меры, и это огромный плюс.

10. Сладкое. Свобода. Непередаваемое чувство полного распоряжения своей жизнью. Упиваюсь им и никак не могу насытиться. Радуюсь тому, что мне теперь всё равно, какой день недели: не жду пятниц и не боюсь понедельников. Природный цикл диктует необходимость труда, но это труд на себя, в удовольствие. Совсем иные ощущения от усталости, когда ломит каждую косточку и тянет мышцы, потому что это — не Сизифов труд. В действиях появляется осмысленность, целесообразность, гармония.

Конечно, есть и проблемы. Представления о лучезарном будущем дауншифтера иногда разбиваются о реальность вдребезги. Как справиться и не потерять веру в правильность выбора? Как найти в себе силы не сдаться под понимающие ухмылки тех, кто не верил в тебя с самого начала?

И кто же не верил? Родные, друзья, знакомые. Если ты живёшь в круге единомышленников — тебе повезло. Бывает, что тебе сначала говорят: «Клёво придумала, ты молодец, ты смелая, дерзай». И всё это продолжается до тех пор, пока не начинаются сборы всерьёз и надолго. Вместе с ними стартуют истерики разной степени тяжести: «Не сходи с ума! Ты же в городе выросла. Причём тут дача? Дача рядом с городом, асфальт до калитки, в квартире ждёт ванна и тёплый горшок. Что ты будешь делать в глухой деревне за пятьсот километров от города? Грязь месить? В такой глуши ни приличной больницы, ни театра, ни того, ни сего, ни такого, ни эдакого…» И никакие аргументы (см. пункты 1-10) не принимаются.

Дальше всё зависит только от твоей решимости шагнуть в новую жизнь. Приготовься к тому, что существенная доля связей разорвётся. Постепенно исчезнут с горизонта знакомые, потом часть друзей. Родственники станут всё реже интересоваться, как у тебя дела. Будем честны сами с собой: общих тем для разговоров со временем останется совсем мало, обсуждать будет нечего, да и не интересно. Вряд ли твоих городских приятелей волнует, что в этом году лук пожрала какая-то зараза, а вот морковка уродилась. Так же, как и тебе будет глубоко параллельно, что в городе изменили маршрут троллейбуса и перенесли остановку, а заместителя мэра уличили в коррупции.
И вот, ты на месте, обустраиваешься. Засучив рукава, смотришь на дом и особенно — на твою землю. Ты заранее её любишь и смотришь на неё с умилением. По сравнению с твоими дачными шестью сотками, новый участок в треть гектара кажется чудесно просторным. Пока не начинает непозволительно быстро зарастать травой. А рук у тебя всего две, и ты сторонница природного органического земледелия. Потому знаешь: пахать с переворотом пласта — ни-ни, нельзя! Структура почвы нарушится, а это плохо, ибо всё должно расти естественно, как в лесу, тогда растения будут друг другу помогать. С горечью наблюдаешь, как на участках твоих деревенских соседей работают трактора. Губят землю, хоронят плодородный слой. Начитавшись Курдюмова, Зеппа Хольцера и прочих продвинутых аграриев, действуешь, используя самые передовые приёмы агротехники, про которые читала в модных книжках.

Первой же осенью выясняется, что у соседей, которые всё делают неправильно, почему-то, как обычно, хороший урожай. А у тебя редиска не взошла, лук потерялся в высокой траве и сгнил, помидоры уходят в зиму зелёными, а перец вообще только зацвёл под первый снег. И на картофельном поле не видно картошки: её колорадский жук давно съел. Соседи у себя протравили, но ты — противница инсектицидных препаратов, а руками собирать жука с огромного поля не хватило ни сил, ни настойчивости.

И ты с удивлением обнаруживаешь, что не всё так плохо в агротехнике местных жителей, отработанной десятилетиями. Выясняется, что землю надо несколько раз перепахать, потом всю до последнего комочка перетрясти руками, выбирая корни многолетников, и только тогда можно пробовать мульчировать, использовать приёмы органического земледелия.

Проблема в том, что теория остаётся теорией, а критерий истины — по-прежнему практика. Хватит ума это понять и отказаться от некоторых красивейших, но нежизнеспособных представлений о «правильном» земледелии — значит, у тебя есть шанс закрепиться на этой земле и позаботиться о ней так, чтобы она благодарила щедрыми урожаями. Методы Зеппа Хольцера хороши в Альпах, методы Курдюмова отлично работают в Краснодарском крае, но ты живёшь на Алтае, и здесь совсем другие условия — климат, рельеф местности, почва, осадки. Даже местоположение участка, ориентирование его по сторонам света имеет огромное значение. И тебе следует «на берегу» усвоить главное: ленивый земледелец и богатый стабильный урожай — понятия несовместимые.

Пожив после города в селе год-другой, становишься немножко философом и отлично понимаешь: нет неразрешимых проблем, есть лишь разные решения. И ещё: даже из самой безвыходной ситуации всегда есть, по крайней мере, один выход. И он там же, где вход: возвращайся в город, в плохую, но привычную среду обитания. Надо сказать, некоторые так и делают. Но я не из их числа”.

Оставить комментарий

x

Проверьте также

ВЫГОДНО ЛИ ПЕРЕЕЗЖАТЬ ИЗ МОСКВЫ В РЕГИОНЫ

Москва часто занимает первые места в списках городов — по качеству жизни в России или по загруженности дорог в мире. Хотя, если ...