Главная » КУЛЬТУРА » Прощай, язык!

Прощай, язык!

«Синонимы» Надава Лапида лидируют в фестивальном рейтинге критиков

текст: Екатерина Загвоздкина

© Arte France Cinéma

Молодой израильтянин с библейским именем Йоав (Иов) после армии приезжает в Париж. Без денег, без вещей — его рюкзак почти сразу крадут. С Йоавом остаются только истории из его прошлой жизни в Израиле, стране, с которой он стремится порвать. Йоав прекращает выходить на связь со своими близкими и говорить на иврите и настойчиво учит французский. Именно на этом языке он хочет записать свои рассказы. А пока — твердит французские синонимы.

Главный герой фильма Лапида, во многом автобиографического (режиссер в молодости тоже сбежал в Париж), ненавидит родину — в первую очередь, за то, что мечта первых сионистов-утопистов превратилась в милитаристский кошмар. Тема довольно распространенная в израильском кино — вспомним недавний «Фокстрот». Но про Израиль это кино в той же степени, что и про Францию.

© Arte France Cinéma

«Синонимы», скорее, говорят об отчуждении и одиночестве в современной Европе, которым подвержены все ее как будто благополучные жители. Спасти их и прибыл пророк (или поэт, что в общем-то одно и то же) Йоав, безумный и неудержимый, нищий, одетый в Kenzo.

Йоав продолжает и долгую традицию клошаров и люмпенов в Париже: голое тело в пустой квартире, ужин за полтора евро, подобранные на мостовой окурки, модное пальто как пропуск в клуб, где можно стащить кусок хлеба.

© Arte France Cinéma

Наследует фильм и еще одному французскому явлению — абсурдистскому театру. В «Синонимах» много странных, необъяснимых сцен на грани фарса и трагедии — в одной из них фотограф, снимающий Йоава для гей-журнала, просит его выкрикивать слова страсти на иврите, засунув палец в анус; в отчаянии наш герой вопит: «Что я тут делаю?! Прочь! Прочь!» Не сильно отличаются от этого эпизода и сцены в школе для иммигрантов, где Йоаву прививают европейские ценности. Неудивительно, что, когда Йоав узнает получше скрытый язык своей новой родины, он понимает, что система совершенно одинакова везде. Что Франция и Израиль, война и свобода, кровь и равенство, жестокость и утопия — не что иное, как синонимы.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Источник

Оставить комментарий

x

Проверьте также

La traviata

«Тайна падшего ребенка» Джерри Шацберга в «Гараже» текст: Максим Семенов © Jerrold Schatzberg Productions Сегодня, ...